Вопрос принципа. Почему Россия выходит из Договора об открытом небе

Россия выходит из договора из Договора по открытому небу. Как заявил российский МИД, это ответ на предшествовавший этому выход США из договора.

О своем намерении покинуть это соглашение американцы заявили в конце мая 2020 года, ровно за шесть месяцев до выхода из него – таково условие соглашения. Формально Вашингтон покинул договор 24 ноября.

Соглашение позволяло его участникам облетать на самолетах со специальной аппаратурой территорию других стран-членов договора по заранее согласованным маршрутам, проверяя дислокацию воинских частей, техники и объектов оборонной инфраструктуры.

Взаимные претензии

Вашингтон опубликовал список претензий к России, из-за которых он вышел из договора:

  • Отказ России разрешить наблюдательные полеты в 10-километровом коридоре вдоль границы самопровозглашенных Абхазии и Южной Осетии. По словам Помпео, таким образом Москва пытается продвигать точку зрения, что эти территории являются независимыми государствами. По мнению Помпео, эти утверждения – ложные, а фактически эти территории оккупированы Россией
  • Выделение аэродромов для заправки самолетов, совершающих полеты в рамках договора, на аэродромах, расположенных в Крыму, который США и подавляющее большинство стран мира считают территорией Украины. “Это тоже попытка продвинуть свои утверждения касательно аннексии полуострова, с которой США не соглашаются и никогда не согласятся”, – сказано в заявлении
  • Установление ограничений на полеты над Калининградом – российским анклавом, расположенным между странами Европейского союза. По утверждению Помпео, на этой территории сосредоточено значительное количество российского оружия, в том числе ядерные ракеты ближнего радиуса действия, нацеленные на страны НАТО

Уже после выхода США из договора министр иностранных дел России Сергей Лавров в интервью “России сегодня” перечислил и претензии Москвы:

  • В договоре об открытом небе нет прямых ссылок на закрытый характер получаемой информации, а также не оговаривается запрет ее распространения
  • Россия не получила гарантий того, что ее самолеты-разведчики смогут летать над военными объектами государств, не участвующих в договоре, но разместивших свою военную инфраструктуру на территории его стран-участниц

Обе этих претензии формально не адресованы США, но, как сказал Лавров, они касаются именно Соединенных Штатов. По его словам, после их выхода из договора Москве “стало известно о требованиях США к своим союзникам передавать американской стороне результаты наблюдательных полётов над Россией”.

Американский самолет для инспекций в рамках Договора об открытом небе
Подпись к фото, После выхода из ДОН США и России в нем останутся 33 государства

Кроме того, как заявил министр, на Западе также “невнятно” отреагировали на вторую претензию, поскольку, по данным МИД, “США очень этого не хотели бы и добиваются от своих союзников, чтобы они нам препятствовали”.

22 ноября, за два дня до прекращения участия США в договоре, МИД РФ опубликовал заявление, в котором были и другие претензии к американцам:

  • США предоставили слишком мало аэродромов для промежуточных посадок Ан-30Б и отменили остановки для ночного отдыха экипажей на аэродромах дозаправки
  • Ограничение возможностей по наблюдению за Алеутскими островами, ограничение дальности полетов над Аляской, занижение дальности наблюдательного полета над Гавайскими островами
  • Ограничения по высоте полета самолета наблюдения, не предусмотренные ДОН и противоречащие рекомендациям ИКАО
  • Направление для выполнения миссий открытого неба старых самолетов в неудовлетворительном техническом состоянии

Слишком поздно

Отношение к этому шагу администрации Дональда Трампа в США неоднозначное. У него нашлось немало критиков, причем не только среди сторонников Демократической партии, но и среди республиканцев.

Член палаты представителей, республиканец из Техаса Майкл Маккаул в октябре 2019 года, когда началось обсуждение выхода США из ДОН, написал письмо, назвав эти планы безрассудными, поскольку США потеряют возможность контролировать российскую военную активность.

22 ноября, когда США формально вышли из договора, один из критиков этого шага, сенатор-демократ Боб Менендез из комитета по иностранным делам, призвал администрацию Джо Байдена вернуться в договор после того, как он займет президентское кресло в Белом доме.

Избранный президент США Джо Байден также выступал против этого решения администрации Трампа. 22 мая он заявил, что всегда поддерживал это соглашение, которое, в частности, помогало в 2014 году контролировать передвижения российских войск во время обострения кризиса в Украине.

Тем не менее, как полагает председатель Совета ПИР-Центра Евгений Бужинский, технически пересмотреть решение администрации Трампа уже невозможно.

“Они официально вышли в связи со всеми процедурами. Нужно обратно запускать процесс присоединения к договору с последующей ратификацией. Американцы сами говорят, что прои нынешнем, да и при будущем раскладе сил в Сенате две трети сил они не наберут. Поэтому ратифицировать им это не удастся, и они это понимают”, – сказал он.

“А если [оставаться в договоре] без американцев… Была такая позиция МИДа изначально, что можно и остаться, особого вреда не будет. Пользы не будет, но и вреда не будет. Но возобладала позиция минобороны, я так понимаю, что это вопрос принципа – раз американцы вышли, то мы информацию получать не будем, а они будут”, – сказал эксперт.

Новая холодная война

Заместитель главного редактора интернет-издания “Ежедневный журнал” Александр Гольц отмечает, что этот договор стал жертвой отношений Москвы и Вашингтона: “Курс предыдущей администрации США [Дональда Трампа] и в известной степени России заключался в том, что обязательства, принятые в эпоху после завершения первой холодной войны, становятся бессмысленными во времена, когда новая холодная война началась”.

По словам Гольца, США это делали открыто, просто первыми выходя из договоров, Россия же добивалась своих целей, проводя последовательную внешнюю политику.

Договор об открытом небе был частью целой системы международных соглашений, которая служила основой международной стабильности еще со времен холодной войны и которая стала разваливаться в XXI веке.

Главный из них – Договор о стратегических наступательных вооружениях (СНВ), который удерживает Россию и США от ядерной гонки. Согласно ему Россия и США сократили свои ядерные арсеналы так, чтобы суммарные количества вооружений не превышали 700 межконтинентальных баллистических ракет, баллистических ракет на подводных лодках и стратегических бомбардировщиках, а также 1550 боеголовок и 800 развернутых и неразвернутых пусковых установок.

Действие этого договора истекает в феврале 2021 года, и пока нет никаких четких признаков того, что стороны готовы его продлить. В 2002 году, при президенте Джордже Буше-младшем, США вышли из Договора об ограничении систем противоракетной обороны (ПРО).

В 2015 году Россия окончательно вышла из Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) и теперь может законно и без ограничений размещать войска в европейской части страны, в том числе на границах со странами НАТО, а также с Украиной и Грузией. Именно это обстоятельство более всего связано с мониторингом в рамках ДОН.

В 2019 году США вышли из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, обвинив Россию в тайном создании ракеты 9М729 на базе 9M728, которая, по их мнению, под действие ДРСМД попадала.

По мнению многих военных экспертов, практически в каждом из этих случаев главной движущей силой, разрушившей соглашения, стало недоверие сторон друг к другу.

Именно поэтому Договор об открытом небе важен не просто как источник информации о других странах, но и как инструмент установления более доверительных отношений.

Что это за договор

Договор об открытом небе был подписан 24 марта 1992 года в Хельсинки, а вступил в силу в 2002 году. Его участниками после выхода США и России останутся 33 государства. ДОН позволяет странам-участницам совершать облеты территорий друг друга и открыто собирать информацию о вооруженных силах и мероприятиях, вызывающих у них озабоченность.

Для каждой страны выделена квота на полеты над другими государствами и квота на прием иностранных самолетов. При этом каждая страна имеет право делиться собранной информацией с другими.

Каждый самолет должен быть безоружен и может иметь на борту набор оборудования, оговоренный в соглашении: оптические панорамные и кадровые фотоаппараты, видеокамеры с изображением на дисплее в реальном времени, инфракрасные устройства линейного сканирования и радиолокационные станции бокового обзора с синтезированной апертурой (то есть направленные вбок и способные хорошо различать объекты на земной поверхности).

Эта аппаратура согласно тексту договора должна быть доступна для покупки каждой из стран-участниц ДОН. Таким образом, ни одна из стран не могла бы поставить на свой самолет уникальные устройства.

Кроме того, возможности аппаратуры – разрешающая способность фото, видео, локатора и инфракрасных сенсоров – строго ограничены договором. В нем же говорится, что каждая страна может использовать цифровую аппаратуру.

Во время перелета к аэродрому, с которого начинается воздушная инспекция, эта аппаратура должна быть закрыта специальными крышками снаружи самолета (чтобы их нельзя было снять в воздухе), а уже на месте ее изучают специалисты принимающей стороны, без санкции которых ее использование запрещено.

Маршрут каждого полета согласовывается с принимающей стороной в оговоренные в соглашении сроки. Так, в 2016 году Турция отказала России в наблюдательном полете над своей территорией, так как маршрут полета не был согласован.

Перевести / Translate »