“Когда я после 10 дней в ковидной реанимации впервые взяла авторучку, то поняла, что не умею… писать”

“Знакомая врачиха рассказывала, что в статистику коронавирусных сейчас попадают почти все больные, даже травмированные в ДТП и в криминале: там просто вписывают любое нужное количество (минимальное и максимальное), которое должно быть в городе-регионе, спущенное им сверху вышестоящим руководством”, “Фото и видео переполненных больниц есть без монтажа? А вакцины помогают? Серьезно?”, “Реанимация на 1 место забита на 200%?” – подобные высказывания наверняка слышали или читали многие. Кому повезло не заболеть и не понести потерь близких людей на “ковидном фронте”, верить в реальность болезни, ее масштаб и тяжесть последствий по-прежнему не хотят.

С чем приходится столкнуться тем, кого вирус зацепил, “Телеграф” расскажет на примере одной небольшой семьи из Черкасс.

Первая потеря: в больнице не смогли спасти

“Зная о возможности заболеть, мы ходили в масках из нескольких слоев марли, пользовались антисептиками, пили витамины и соблюдали социальное дистанцирование, однако уберечься от заражения членам нашей семьи не удалось”, – рассказывает 28-летний инженер Александр.

“У нас мама умерла 27 ноября, у нее ковид был третьим диагнозом к сахарному диабету и высокому давлению. Она сгорела всего за неделю, ей был 71 год”, – уточняет Сашина мама.

Когда бабушка заболела, родственники ограничили с ней контакты – общались по телефону, а еду и медикаменты оставляли у входной двери.

“Я видел бабушку за пару дней до того, как у нее началось заболевание, похожее на обычную простуду, – вспоминает события середины ноября Александр. – Несмотря на возраст, она продолжала работать бухгалтером, и я заходил к ней на работу до того, как она ушла на больничный. Она выглядела уставшей, голос был охрипший. На выходных завез продукты, оставил в “тамбуре”, увидел, как она их забирала”.

“У меня ковид. Конец связи”: известный российский ведущий Иван Ургант заразился коронавирусом

С понедельника пожилая женщина поехала в поликлинику к семейному врачу, там же сдала тест на ковид. На следующий день ей стало легче, она даже ругалась с молодым поколением, что ее “замучили лекарствами и никакие таблетки она пить не будет”. Но в среду здоровье опять пошатнулось. Дочка рассказывает: “В четверг мама поехала к доктору на такси. Там ей сказали, что у нее подтвержденный ковид и ей там стало хуже. Ее требовалось госпитализировать, но нам в течение 3-х с лишним часов пришлось искать больницу с кислородом, куда ее могли бы положить. Пришлось даже обращаться за помощью к знакомым. Мама в это время оставалась в поликлинике, где ей капали кроворазжижающее. Когда нашли место в 1-й городской больнице, “скорая” отвезла ее туда”.

Казалось бы, основная проблема решена и бабушка находится на пути к спасению. Родные передали ей глюкометр, инсулиновые шприцы и какие-то личные лекарства.

“В пятницу утром я привезла маме завтрак, больше у нас с ней контакта не было. Набирали доктора, который лечил ее, уточняли что нужно еще. А в субботу утром на наш звонок ответили, что мама умерла. То есть, она была в больнице чуть больше суток. Но у нее на тот момент, когда приехала “скорая”, была уже очень низкая сатурация – 56-60%. Оказалось, что когда маму лечили, сатурация не поднималась. Из-за этого у нее развилась гипоксия, а в таких случаях происходит помутнение сознания, случаются галлюцинации… Мама сорвала кислородную маску, упала, потеряла сознание – в пятницу после обеда ее интубировали, потому что она не могла дышать, подключили к искусственной вентиляции легких. И после 11 часов ночи ее, как потом рассказали, 40 минут пытались реанимировать… Не спасли”.

Ковид на Новый год

Прошел месяц. И тут, перед самыми новогодними праздниками, не Дед Мороз, а COVID-19 вновь постучался в двери.

“У меня появилось першение в горле, хотя такое случалось и раньше, например, если выпью холодной воды, – говорит мама Александра. – Я не подозревала, что это может быть “корона”, потому что иных симптомов не было. Хотя в это же время пропал нюх и вкус у моей сестры, побывавшей у меня накануне. 30 декабря я сдала экспресс-тест, который сразу же показал позитивный результат, 3 января его подтвердил несрочный тест. Семейный врач назначила лечение, посоветовала сбивать высокую температуру, рекомендовала обильное питье. Ни кашля, ни насморка, ни головной боли у меня не было. То есть, если бы не подтвержденный тест, я бы и не знала, что у меня коронавирус. Я сидела дома, брызгала горло, леденцы рассасывала, температуру 38-38,5 сбивала. Теперь уже знаю, что ее не надо было сбивать, пусть бы организм боролся. Еще 3-го чувствовала себя хорошо, хотелось заняться уборкой, помыть окна. А 4 января после обеда я начала задыхаться и сатурация стала падать: 98-97-96… Доктор вызвала мне “скорую” и вечером я уже попала в пульмонологию областной больницы – туда, где было место с кислородом”.

Правда ли, что коронавирус в Украине “помолодел”: Ляшко дал ответ

И это было отнюдь не самым сложным испытанием. У пациентки стала падать сатурация и она очутилась в реанимации, где провела 10 дней.

“Что было в последующие дни – я не помню, что мне кололи и капали – конечно, не знаю. Пока я лежала в реанимации, то слышала, что четыре человека умерло. Люди были на искусственной вентиляции легких, и вот это было страшно, когда ты слышишь, что сигнал звукового оповещения приборов прекращается. И страшно даже не за себя, а что ты ничем не можешь помочь человеку. За себя я не переживала, потому что доверяла доктору и выполняла ее рекомендации, просто ставила себе задачу: главное – дышать!”

Коронавирус

По словам черкащанки, лежать приходилось в неудобной позе на животе. Доставляла сложности и кислородная маска.

“Маска была жесткая, она фиксировалась на голове с помощью нескольких резинок. И самостоятельно ее снять сложно, а надеть – вообще невозможно. И когда мне хотелось попить воды, то приходилось обращаться за помощью к медсестричкам. Они снимали маску, давали чашку с водой и я пила через трубочку. Точно так же и кормили меня: маску сняли, съела 2-3 ложки и снова под кислород. 15 января меня перевели в обычную палату, по-прежнему с кислородной маской. Периодически случались приступы паники – потому что ты дышишь и вдруг забываешь как дышать! Почему-то сбивался ритм дыхания. Мне помогало то, что я пила маленькими глоточками воду: в таком случае паника уходит, ты вспоминаешь, как это дышится.

Раз ты пришел в больницу – доверься доктору

К счастью, лечение коронавируса, как и положено, проводилось за государственные средства. Семья покупала только витамины и поддерживающие препараты. А за пределами больницы очень переживал Александр, оставшийся в пустой квартире: после потери бабушки он очень волновался за маму. Ведь, побывав вместе с девушкой у нее в гостях накануне Нового года, он тоже оказался “под ударом”.

“Узнав, что у мамы “корона”, я, как прямое контактное лицо, ушел на самоизоляцию и сидел дома, – вспоминает Александр. – Девушка, к счастью, не заразилась, но оказалась в больнице с другим, хроническим заболеванием. И после Нового года я, хоть должен был еще оставаться на самоизоляции, вынужден был заботиться обо всех, так как мамина сестра с сыном тоже были на больничном с ковидом, но в легкой форме. Мы узнавали о мамином состоянии через врачей, но все равно это было морально тяжело.

Когда разрешили привозить маме еду, молодой человек с утра готовил передачу, вез ее в больницу, потом навещал любимую в другой больнице, возвращался ухаживать за маминой кошкой и ее цветами.

“Многие друзья говорили мне, что “сошли бы с ума” от такого напряжения и волнения, – признается Саша. – Но когда-то мама сказала, что мне болеть нельзя и я все время живу с этой установкой”.

Преодолев болезнь, женщина сделала для себя вывод, что позитивный исход лечения зависит от мастерства доктора и от того, умеет ли пациент держать себя в руках. Она и другим теперь советует: “Главное – договориться с собой, сказали тебе дышать кислородом – лежи и дыши, хочешь ты что-то другое – позови сестру, не занимайся самодеятельностью, не руководи процессом. Раз ты пришел в больницу, доверься доктору. Сейчас у медиков уже есть опыт, определенный алгоритм лечения коронавируса. А чтобы выбрать правильный вариант, постоянно берут анализы: так мониторят состояние пациента”.

Рождаемость упала, а вакцинироваться не спешат даже врачи: как борется с ковидом краснозонная Житомирщина

Официально болезнь уже в прошлом. Но свой разрушительный след в организме она оставила.

“Сейчас по результатам анализов я чувствую себя отлично, особенно, если учитывать, сколько всего было влито в мой организм. А вот чисто психологические ощущения иные, – делится постковидной симптоматикой женщина. – Было несколько моментов, когда казалось, что ты проваливаешься в огромный металлический куб и тебя заливают токсическими веществами – это было страшно. Еще по-прежнему быстро устаю, сложно долго разговаривать, потому что появляется загрудинная боль. Появилась одышка, хотя раньше на 3-й этаж поднималась легко. Вспоминаю, как поначалу доктор разрешал сидеть 2-3 минуты, потом разрешали немножко встать постоять. Все это давалось с трудом. И, честно говоря, когда я первый раз взяла авторучку, я поняла, что не умею… писать. А ведь я – преподаватель математики и мне было страшно поначалу проводить занятия, я не была уверена, смогу ли решить ту или иную задачу. Потому еще в больнице я мысленно начинала вспоминать формулы, хотя слова и буквы переставляются при письме еще автоматически и сейчас, ну и память пока еще хромает. Но все можно возобновить только тренировкой. Я после болезни вышла на основную работу и еще дополнительно занимаюсь с ребятами”.

И Александр, и его мама на днях сдали кровь на анализ… У женщины – высокий показатель антител. А у молодого человека антител нет, следовательно, коронавирусом он не болел. По роду деятельности они оба относятся к первой группе риска, потому имеют право на вакцинацию против “короны”. Но мама решила, что пока что вакцинироваться не будет. А вот Саша на этой неделе получил первую дозу вакцины. “Два дня меня немного морозило, до сих пор побаливает рука в месте укола. К выходным уже стало получше. Вскоре должен получить второй укол”, – делится мужчина.

Коронавирус атакует украинцев: в каких областях осталось меньше всего мест в больницах

Перевести / Translate »